ГЛАВНАЯ Консультации о поступлении Гостевая книга Мир новостей
 

Образовательный сайт Бармашовой Л.В.

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом


Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 


все новости...


Будущее России

 
Князян К. С., студентка ВФ ГОУМГИУ
Ханадеева Е.А., ассистент кафедры МЭА
 
Может ли Россия стать энергетической сверхдержа­вой?
 
В последнее время идея превращения России в энергетическую сверхдержаву стала весьма популярной среди российских политиков. Она активно обсуждается и в экспертном сообществе. Но имеет ли понятие «энергетическая сверхдержава» экономический смысл? И если да, то способна ли Россия достичь такого статуса и извлечь из него какие-либо реальные выгоды? В экономической плоскости об­суждать эту идею бессмысленно, так как она носит ярко выраженный мобилизационно-политический характер. Вместе с тем, учитывая раз­вернувшуюся дискуссию по данному вопросу, следует проанализиро­вать перспективы возможной трансформации этого понятия в некий набор экономических действий, которые теоретически могли бы вне­сти вклад в развитие России.

Поскольку четкого определения понятия «энергетическая сверх­держава» политики не предложили, следует сделать несколько пред­положений о том, какие конкретные формы такой статус может при­нять с экономической точки зрения. Необходимо исходить из того, что данная модель теоретически позволяет обеспечить России зна­чимую позитивную динамику по ряду позиций, что в дальнейшем положительно скажется на экономическом развитии.

Вероятными последствиями достижения статуса «энергетичес­кой сверхдержавы» могут быть:

- заметное увеличение финансирования России на основе исполь­зования дополнительных доходов от экспорта энергетических ресур­сов;
- прорыв в развитии собственно энергетического сектора, спо­собный превратить его в источник устойчивого роста экономики;
- выгоды от наращивания экспорта энергетических ресурсов и ус­ловий возникновения новых возможностей на международных энер­гетических рынках;
- упрочение международного статуса и конкурентоспособности России за счет использования энергетических ресурсов в качестве фактора внешней политики.

В странах с населением свыше 50 млн. человек достижение вы­сокого уровня жизни лишь за счет использования углеводородного потенциала невозможно: для этого необходимо экспортировать не ме­нее 40—50 т. нефтяного эквивалента в год на душу населения. Рос­сия сегодня экспортирует примерно 3 т., и даже если бы удалось уд­воить добычу нефти и газа, что нереально, она все равно не сможет экспортировать больше 10 т. Экспорт 3 т. нефтяного эквивалента и год в расчете на душу населения даже при нынешних высоких миро­вых ценах на углеводороды обеспечивает валовую прибыль менее 100 долл. в месяц на человека (при условии полного изъятия прибыли нефтегазового сектора, что тем самым лишает его каких либо средств для развития!). Следует отметить, что подобные финансовые ресур­сы недостаточны для решения серьезных социальных задач.

Но можно ли за счет доходов от нефтегазового экспорта осу­ществить масштабную модернизацию экономики, инфраструктуры, армии? Простая арифметика: объем Стабилизационного фонда, по данным Минфина России, по состоянию на 1 июля 2006 г. достиг 2 трлн. 066,8 млрд. руб. (более 77 млрд. долл. по текущему обменному курсу). На первый взгляд это очень много. Однако приведем пере­чень только некоторых важнейших проектов модернизации различ­ных секторов экономики, для финансирования которых в ближайшее время придется искать необходимые средства, скорее всего — госу­дарственные (табл. 1).

Представленные в табл. 1. данные - только некоторые амбициоз­ные проекты российских властей, источники финансирования кото­рых еще предстоит изыскать. Конечно, часть средств будет найдена, однако уже сейчас ясно, что разрыв между заявленными потребнос­тями в финансировании и реально располагаемыми источниками ка­питальных вложений весьма велик. Например, в соответствии с Транс­портной стратегией в развитие соответствующей инфраструктуры тре­буется инвестировать примерно 20 млрд. долл. ежегодно (фактический объем инвестиций в основной капитал в транспортном секторе се­годня составляет примерно 10 млрд. долл.). Наибольшая неопреде­ленность существует в отношении источников финансирования за­явленной недавно Министерством обороны России Государственной программы развития вооружений на 2007—2015 г.г., которая также требует более 20 млрд. долл. ежегодно. Если власти захотят потра­тить средства Стабилизационного фонда только на покрытие разни­цы между потребным и реально располагаемым сегодня уровнем ин­вестиций по этим двум программам, он будет истрачен менее чем за три года, причем удастся профинансировать лишь начальную стадию их реализации.

Таблица 1 – Некоторые обсуждаемые или одобренные государственные инвести­ционные программы модернизации отдельных секторов экономики
  

Программы 

Требуемый объем финансирования

Необходимый объем инвестиций в транспортную инфраструктуру, предусмотренный Транспортной стратегией Российской Федерации

Ежегодный объем финансирования – 20 млрд. долл.
Государственная программа развитая вооружений на 2007-2015 г.г. (программа закупок и разработки боевой техники для российской армии) Общий объем финансирования-4,94 трлн. руб. или, примерно, 20,5 мир д. долл. в год по текущему рыночному курсу
Заявленная программа строительства 40 новых атомных энергоблоков Всего 56 млрд. долл.
Программа освоения газовых месторождений полуострова Ямал Всего 70 млрд. долл.
Капитальные вложения в программ освоения газовых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока (по интенсивному варианту) Всего 40 — 56 млрд. долл. (по различным сценариям)
Капитальные вложения в программу развития магистральных электрических сетей в Российской Федерации напряжением 220 кВ и выше в период до 2013 г. Всего 12,6 млрд. долл.
 
 
Экономический сектор также нуждается в поддержке государства в области капитальных инвестиций. Четыре проекта: строительство 40 новых атомных энергоблоков (без учета развития необходимых для снабжения их топливом дополнительных мощностей по добыче урана), освоение газовых месторождений полуострова Ямал, Восточ­ной Сибири и Дальнего Востока, а также модернизация магистральных электрических сетей — требуют совокупных инвестиций, в два раза превышающих объем Стабилизационного фонда. Поскольку государ­ство фактически закрывает доступ в эти сферы для частного, осо­бенно иностранного капитала, скорее всего эти средства придется брать из государственного кармана.

Кроме того, существуют потребности в строительстве жилья, модернизации коммунальной инфраструктуры, покрытии растущего дефицита Пенсионного фонда и иное.

Очевидно, использование доходов от нефтегазового экспорта тео­ретически может быть успешным только для реализации небольшо­го набора нескольких, пусть и крупных, проектов, имеющих общественное значение. Но широкомасштабная модернизация Рос­сии за счет использования ее энергетического потенциала невозмож­на в силу недостатка ресурсов.

Приобретение Россией статуса «энергетической сверхдержавы» теоретически могло бы обеспечить устойчивый вклад ее энергетичес­кого сектора в поддержание высоких темпов экономического роста. Однако это возможно в случае, если данный сектор (и прежде всего нефтегазовый) будет характеризоваться стабильно высокими темпа­ми роста производства и экспорта.

К сожалению, этого не наблюдается. Более того, по причинам, скорее всего, политическим энергетический сектор в 2005 г. и в пер­вом полугодии 2006 г. продемонстрировал наихудшие темпы роста за весь предыдущий период. В нефтедобывающей отрасли, где, по про­гнозам нефтяных компаний, добыча нефти могла бы увеличиваться на 4 - 5% в год еще в течение четырех - пяти лет, в 2005 г. она вырос­ла всего на 2,4%; в первом полугодии 2006 г. этот показатель не по­высился. В газовой отрасли ситуация еще хуже: темпы роста добычи газа «Газпром» в 2005 г. были почти нулевыми, в первом полугодии 2006 г. - отрицательными, и даже добыча газа независимыми произ­водителями в 2005 г. существенно замедлилась.

В 2003 - 2006 г.г. «Газпром» израсходовал па покупку активов в секторах, не связанных с газодобычей (нефть, электроэнергетика, нефтехимия, машиностроение и т. п.), примерно 18 млрд. долл., что больше, чем все капитальные вложения компании в развитие газодо­бычи за последнее десятилетие. Газовая монополия явно предпочи­тает инвестировать в расширение сферы своего рыночного влияния, а не в увеличение предложения главного производимого ресурса, при­чем ситуация вряд ли изменится, даже если в России повысятся внут­ренние цены на газ. При сохранении монополии дополнительные сред­ства, привлекаемые «Газпромом» за счет роста цен, скорее всего бу­дут направлены не на новые инвестиции в развитие газодобычи с более длинными сроками возврата вложений и высокими рисками, а на усиление своей рыночной власти.

При этом надо учитывать, что Россия входит в фазу истощения основных месторождений углеводородов, введенных в действие в предыдущие десятилетия, и перспектива дальнейшего роста нефте­газового сектора связана с масштабными инвестициями в освоение новых месторождений, многие из которых расположены в удаленных регионах. Кроме того, здесь потребуются уникальные технологии и особые схемы привлечения инвесторов, прежде всего через акцио­нерное, а не заемное финансирование (так как мировые финансовые институты не готовы выделять средства на финансирование крайне рискованных проектов стоимостью в миллиарды долларов, в кото­рых генерирование потока наличности может начаться только через 5—7 лет после начала вложений).

Очевидно, ни российская финансовая система, ни государствен­ный бюджет, ни отечественные энергетические корпорации с прису­щими им краткосрочными подходами к экономическому планирова­нию, моделью инвестирования, основанной на приоритетном исполь­зовании собственных средств, и неумением работать со сложными схемами акционерного и долгового финансирования не смогут уча­ствовать в массовой реализации такого рода проектов. Единствен­ные агенты, способные их успешно развивать, — международные инвесторы (что косвенно подтверждает опыт осуществления в 1990-е годы проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2», которые, невзирая на все трудности, международным инвесторам удалось вывести на ста­дию промышленной эксплуатации, в то время как реализация контро­лируемых российскими госкомпаниями проектов «Сахалин-3» и дру­гих практически застопорилась).

Энергия как инструмент внешней политики — с экономической точки зрения наиболее спорный элемент концепции «энергетической сверхдержавы». Нет оснований утверждать, что меры по исполь­зованию энергетического фактора во внешнеполитических целях обусловлены чисто экономическими мотивами, желанием способст­вовать экономической модернизации страны через укрепление ее внешнеполитических позиций. Все свидетельствует об обратном: ско­рее энергетика сегодня все в большей степени служит удовлетворению внешнеполитических амбиций руководства страны, создавая серьез­ные экономические проблемы в виде увеличения рисков на междуна­родных энергетических рынках.

Таким образом, серьезно говорить о том, что зависимость евро­пейских стран от поставок газа из России позволяет использовать его как политическое оружие, нельзя. Что касается нефти, то ее мож­но купить в любом регионе мира, а коммерческие запасы нефти в странах ОЭСР сегодня находятся на небывалом уровне, составляя 2,6 млрд. барр. (примерно 52 дня ее потребления).

Следовательно, Россия не может реально задействовать энергию в качестве внешнеполитического инструмента. Попытки смешивать вопросы поставок энергоносителей с политикой (что, скорее всего, и предполагает концепция «энергетической сверхдержавы») способны принести нашей стране больше вреда, чем пользы.

Россия могла бы развиваться в соответствии с «позитивной моде­лью», открыв (на выгодных условиях) свои недра для деятельности иностранных компаний, территорию — для свободного транзита ресурсов из Центральной Азии и Каспия, объявив себя «сверхнадеж­ным» поставщиком и неукоснительно соблюдая этот принцип на прак­тике, избегая всяческой политизации отношений в области поставок энергетических ресурсов.

Итак, идея «России как энергетической сверхдержавы» не толь­ко не имеет под собой достаточных экономических оснований, но и, напротив, при попытке ее практической реализации может привести к плачевным последствиям для страны. Россия действительно явля­ется крупным производителем энергетических ресурсов, в последние годы удалось стабилизировать функционирование энергетического сектора (правда, главным образом тех его сфер, где были проведены структурные реформы — нефтяного и угольного секторов, а в газо­вой отрасли и электроэнергетике по-прежнему требуются глубокие структурные преобразования и экономическая ситуация там ухудша­ется). Появляются дополнительные возможности: увеличение спро­са на энергоресурсы со стороны растущей экономики, освоение но­вых нефтегазоносных провинций, строительство инфраструктуры и выход на новые рынки.

Используя достижения и успешно опробованные модели экономи­ческих отношений в разных областях энергетического сектора, Рос­сия должна обеспечить дальнейшее развитие отечественной энерге­тики в соответствии с потребностями рынка и принципом экономи­ческой эффективности. С учетом складывающейся ситуации оно мо­жет быть весьма умеренным, но сбалансированным. Очередные фан­томные «сверхидеи», направленные на усиление политического вме­шательства в деятельность энергетического сектора и способные подорвать его сбалансированное функционирование, к каковым от­носится и концепция «энергетической сверхдержавы», России сегодня не нужны.
 
{SITELINK-S381}переход к списку статей{/SITELINK}
{SITELINK-S5}переход к другим разделам библиотеки{/SITELINK}

Гаврилова А.Н. Пласкова Экономический анализ  Учебник теории организации  Сборник научных статей  Сделки РЕПО  Логистические системы Социальные технологии Перспективы развития России  Эффективность деятельности предприятия  Анализ экономической деятельности  

 
   
Книги
Банк рефератов
Курсовые проекты работы
Сборник научных статей

Курс Валют Информер
Российский рубль Курс Российского Рубля Информер
ЕВРО(EUR)//-//
Доллар США(USD)//-//
Чешская крона(CZK)//-//
Фунт стерлингов(GBP)//-//